Здравомыслящий молочник

20 Июля 2015

Ксения Собчак побеседовала с владельцем компании «Молочная культура» Андреем Ионовым о сельскохозяйственном фанатизме, живом кефире и больших коровьих глазах.


Когда-то мой добрый знакомый, а ныне законный муж Максим Виторган имел привычку покупать в супермаркетах продукцию фирмы «Рузское молоко» — йогурты, творожки, простоквашу и сметану. Для тех, кто разбирается, качественная молочная продукция — это роскошь, которую ничем не заменишь. Но однажды маленький уютный мир Максима треснул по швам. В те дни владелец «Рузского молока» Василий Бойко публично предписал своим сотрудникам, живущим в греховном сожительстве, сочетаться церковным браком и под страхом увольнения воспретил им делать аборты. Незадолго до этого Василий Вадимович взял себе и своим близким вторую фамилию, став Бойко-Великим, и завел обыкновение появляться на людях в причудливом мундире с наперсным крестом. Под влиянием этих событий Максим принял решение больше не поддерживать своим рублем мракобесное безумие, и продукция «Рузского молока» навсегда исчезла из его рациона.

Но принципы принципами, а иногда хочется простокваши. Тогда и набрел мой Максим на бренд «Молочная культура», вполне устраивавший его с точки зрения качества. Владельцы «Молочной культуры» вроде не были замечены в экстравагантном поведении и прихотливых мировоззренческих вывертах. И все же мое женское сердце было неспокойно: второго такого разочарования, как с «Рузским молоком», Максим мог и не перенести.

Я решила провести расследование. Что ни говорите, но примеры Василия Бойко или хоть того же Германа Стерлигова учат нас, что, когда преуспевающий бизнесмен удаляется от мирской суеты в пустынные места и увлекается экологичным животноводством, это может быть нехорошим симптомом.

То, что я узнала о владельце «Молочной культуры» Андрее Ионове, хоть и не внушало особой тревоги, но слегка настораживало. В 2007 году он и его партнеры продали датчанам свой процветающий бизнес по дистрибуции продуктов питания. Ионов занялся сельским хозяйством: стал развивать молочную ферму в Ленинградской области, купленную почти случайно. Ни малейшего прагматического смысла я в этом проекте не усматривала. А узнав, что Ионов реставрировал находящиеся по соседству развалины молочной фермы барона Корфа, чтобы разместить там ультрасовременное молочное производство, я и вовсе пригорюнилась: от такого обостренного чувства исторической миссии до кафтана с наперсным крестом, на мой взгляд, уже рукой подать. Неужели новый любимый кефир моего мужа тоже окажется с посконным душком?!

«Спокойно, Ксения. Люди разные, не надо мерить их одним аршином», — одернула я себя. И отправилась в поселок Сельцо Волосовского района Ленинградской области, где встретилась с Андреем Ионовым и расспросила его, чего он хочет в жизни и как вообще себя чувствует. 

Читать полностью на Snob.ru

comments powered by HyperComments
Связаться с нами
спасибо за обращение!